Чикагский олдермен якобы искал милости у застройщика в обмен на его одобрение проекта восстановления исторического здания.